«Замораживание» приватизации отсрочило появление в производстве и в целом в экономике Беларуси крупного национального бизнеса. Но одновременно это стало стимулом для частного капитала в создании предприятий «с нуля». Бизнес применил лучшие мировые практики и в итоге не только выиграл конкурентную борьбу у госсектора, но и развил свои greenfield-проекты в региональные и мировые лидеры.

Стремление сохранить и распространить контроль над основными денежными источниками, которое реализовали белорусские власти после 1994 года, на многие годы лишило местный бизнес возможности масштабироваться через приватизацию. В этом одно из отличий развития национального бизнеса от процессов в большинстве стран-соседок и одна из причин того, что крупный капитал в Беларуси начал появляться сравнительно поздно – только к концу 2000-х. 

Почему приватизация не состоялась? 

Во-первых, новый режим не был заинтересован в формировании независимых собственников из владельцев белорусского капитала. Они могли угрожать его политическому существованию. Вот почему на протяжении почти всех лет правления Лукашенко при прочих равных условиях преимущество в приватизационных сделках имели представители иностранного капитала, для которых единственным приоритетом на местном рынке является получение прибыли.

Еще одна причина: при доминировании государства ограниченный во многих источниках накопления первоначального капитала частный бизнес не располагал необходимым объемом средств, чтобы участвовать в приватизации наравне с иностранными компаниями.

Во-вторых, постоянный поток дотаций, который власти обеспечили себе через сближение с Россией, позволил много лет поддерживать на определенном уровне жизнеспособность госсектора. Как только этот поток стал уменьшаться, последовали проблемы практически у всех «голубых фишек» белорусской экономики. 

Слабые попытки властей как-то реанимировать в этих условиях приватизацию натолкнулись уже на неготовность белорусского бизнеса принять участие в ней.

Во-первых, попытки были действительно слабые и их перевешивали не такие далекие по времени примеры национализаций.

Во-вторых, предложения по цене и условиям не соответствовали реальному состоянию госсектора, который за эти годы потерял конкурентоспособность и был вовлечен в коррупционные схемы. Единственным стимулом участия в нем могли стать дисконты к покупной цене, кредиты, гарантии госзаказа, но, памятуя первый пункт, идти на это согласились (скорее, были вынуждены) немногие.      

Несмотря на достаточно значительный исторический отрезок, начавшийся с 1994 года, примеров успешных белорусских частных бизнесов, созданных на базе приватизированных активов, немного. Обращает на себя внимание ограниченное число отраслей, в которые получил доступ частный бизнес. Большинство крупных проектов относятся к пищевой и легкой промышленности.

- Холдинги «Амкодор» и «Салео» - Машиностроение
- «Марко» («Красный Октябрь», Витебский меховой комбинат, «Вердимар») - Легпром
- «Велес-Мит» (Молодечненский мясокомбинат) - Пищепром
- «Серволюкс» (птицефабрики в Могилевском, Смолевичском и Слуцком районах, комбикормовый завод в Оршанском районе) - Пищепром
- «Савушкин продукт» (молокозаводы в Бресте, Березе, Орше и др. городах) - Пищепром
- «Нефтебитумный завод» («Веска-Эмульбит») - Нефтепереработка
- Брестский чулочный комбинат (часть группы «Конте Спа») - Легпром

Отметим и то, что число примеров, при которых частный бизнес сперва приобретал активы в рамках приватизации, а потом становился объектом национализации, примерно равно первому списку.   

- «Минскинтеркапс» («Белмед») - Фармацевтика
- «Белмедпрепараты» («Атлант-М») - Фармацевтика
- «Пискдрев» (частные акционеры) - Деревообработка
- «Мотовело» (АТЕС) - Машиностроение
- «Спартак» и «Коммунарка» (Марат Новиков) - Пищепром
- «Красный пищевик» (семья Онищенко) - Пищепром
- «Керамин» (семья Тютюновых) - Стройматериалы

Желание властей не расставаться с интересными активами и вышеперечисленные примеры заставили белорусский бизнес реализовывать свои предпринимательские амбиции с нуля.

В некоторых случаях были созданы уникальные производства, которые не имеют конкурентов на местном рынке либо по продукции, либо по ассортименту. Во многих — это предприятия, которые бросили вызов государственным заводам и фабрикам. Благодаря внедрению лучших производственных технологий, лучшему управлению, системам продаж и маркетинга, они превзошли конкурентов в госсекторе практически по всем параметрам, включая главный из них – прибыльность. Частный собственник априори не будет работать себе в убыток, как происходит годами с некоторыми предприятиями и целыми отраслями в госсекторе.

Промышленный бум начался в конце 1990-х и был обусловлен тогда  изменением конъюнктуры на российском рынке. Россия после кризиса 1998 года начала развивать внутренний рынок, который постарались заполнить находившиеся в единой таможенной зоне белорусские производители. До 90% проектов, открывшихся в конце 1990-начале 2000-х в белорусских свободных экономических зонах, были ориентированы на рынок соседней страны.

Новым толчком к созданию производств стало функционирование единого экономического пространства в рамках ЕврАзЭС в начале 2010-х.

В конце 2010-х развившемуся белорусскому бизнесу уже стало тесно и на родине: в последние годы наметилась тенденция по открытию собственных производств на основных рынках сбыта.

Топ-15 крупнейших greenfield-проектов белорусского частного бизнеса    

1. «Санта Бремор» (Пищепром)
2. «Конте Спа» (Легпром)
3. «Белита-Витэкс» (Косметика)
4. Туровский молочный комбинат (Пищепром)
5. «Завод Бульбаш» (Пищепром)
6. «Марко» (Легпром)
7. «Белдан» (Пищепром)
8. Fenox (Машиностроение)
9. «Лекфарм» (Фармацевтика)
10. фабрика «Табак-Инвест» (Пищепром)
11. «Лагуна» (Деревообработка)
12. «Алютех» (Стройматериалы)
13. «Леан групп» (Химия)
14. «Белтекс Оптик» (Приборостроение)
15. Минский завод виноградных вин (Пищепром)

Сергей Новиков, Завтра твоей страны